«Мгновенная карма»: Волонтер «АТО» поглумился над смертью пилота Су-25 и погиб спустя несколько часов (ФОТО, ВИДЕО 18+) 

Как ранее сообщала «Русская Весна», вчера в Днепропетровске в ДТП погиб известный волонтер «АТО» Леонид Краснопольский, отличавшийся крайне русофобскими и экстремистскими взглядами.

Кроме того, как стало известно, накануне гибели «волонтер» разместил в соцсети пост, в котором поглумился над гибелью пилота Су-25 в Сирии.

На следующий день он назвал погибшего Романа Филипова, родившегося в Воронеже, уроженцем Симферополя и заявил, что «он ранее служил в украинской армии и предал родину».

Через несколько часов после этого в его автомобиль, поворачивавший из правого ряда влево на Набережной Победы, врезался внедорожник. В результате, от полученных травм «юморист» скончался на месте.

«Редкий случай мгновенной кармы»,

«Бумеранг никто не отменял», — прокомментировали случившееся пользователи.

«Мгновенная карма»: Волонтер «АТО» поглумился над смертью пилота Су-25 и погиб спустя несколько часов (ФОТО, ВИДЕО 18+) | Русская весна

Источник: «Мгновенная карма»: Волонтер «АТО» поглумился над смертью пилота Су-25 и погиб спустя несколько часов (ФОТО, ВИДЕО 18+) | Русская весна

Ролевые игры американского ковбоя: пора менять сценарий 

Двадцать девятого января администрация США представила Конгрессу так называемый «кремлевский доклад». С этого момента доклад широко обсуждают по обе стороны океана, мнения высказывают самые разные, но никто толком не смог сказать публике, а что же такое это, собственно, было.

Кто-то говорит, что перед нами пустая отписка людей Трампа, сделанная под давлением американского либерального истеблишмента. Кто-то утверждает, что перед нами не очень изящное предложение элитам России избавиться от популярного в народе, но неудобного для самих элит президента Владимира Путина. Кто-то называет это уже прямым объявлением войны, кто-то советует вообще не придавать докладу никакого значения.

При этом сходные оценки на этот раз высказывают как американские эксперты, так и российские. И здесь, и там представлен весь спектр мнений.

Горячо обсуждают, допустим, те или иные персоналии, попавшие или не попавшие в документ. Почему там есть господин Фридман? Ведь он такой весь прозападный и послушный. Почему там нет господина Чубайса? Неужели американцы такие тупые и так вот запросто сдают своего давнего агента? Всё это напоминает анекдот о мужике, который выпустил в огород к соседу-недругу трех свиней, пометив их цифрами «один», «два», «четыре».

В результате чего несчастный сосед целый день пытался найти свинью под номером три. То есть, по крайней мере, одну вещь американский доклад нам точно продемонстрировал: насколько легко наши заокеанские партнеры способны манипулировать нашими медийным и политическим сообществами. Стояла перед ними такая цель или нет, — не столь важно.

Если они захотят, они могут это делать. Кремлевский доклад показал нам всем, насколько плотно до сих пор мы завязаны на Вашингтон, несмотря на все позитивные изменения последних восемнадцати лет.

Возвращаясь к первоначальному вопросу. В чем же смысл представленного Конгрессу документа? Да это не так и важно. Его смысл в том, что он появился. Что его обсуждают. Что он стал в нашей стране темой дня. Мы как-то привыкли к тому, что американцы способны принимать такие документы. Они присвоили себе это право и активно этим правом пользуются.

Можно обратить внимание, что на этот раз даже наша власть не демонстрирует нам никакой единой позиции. В то время, когда госпожа Матвиенко заявляет, что ответ будет, и он будет зеркальным, наш президент сообщает, что от ответа принято отказать — собака, мол, лает, а караван идет. Всё это свидетельствует не о каком-то расколе в верхах, а, скорее, о некоторой растерянности.

Никто не знает, как реагировать на подобные вещи. Ведь американцы не предприняли никаких шагов. Они просто взяли и перечисли большинство из тех, кто имеет в России отношение к принятию решений. Это не секрет. Никто этого никогда не скрывал.

Перед нами публичные люди, работающие на публичных должностях или в публичных компаниях. А их просто повесили на какую-то доску. «Позор пьянице и дебоширу Горбункову С.С.».

Рынки на происходящее не отреагировали, рубль даже чуть-чуть укрепился. Ну и как вот на такое отвечать во взрослой международной политике? Правительство должно составить точно такой же вашингтонский доклад и представить его в Государственную Думу? Что крестьянин, то и обезьянин? Да это как-то совсем глупо.

В общем, некое событие произошло, по сути ничего не изменилось, отношения вроде вновь ухудшились, а любой ответ при этом будет выглядеть нелепо. Хоть симметричный, хоть асимметричный, хоть какой.

Мы давно привыкли к тому, что наша внешняя политика стала реактивной. Мы всегда работаем вторым номером. Не мы вырабатываем повестку дня, мы лишь отвечаем на вызовы. Последний случай, когда мы выступали первым номером — это Мюнхен 2007-го. С тех пор мы играем черными. Иногда наши ответы дерзки, иногда остроумны, иногда неуклюжи. Но сегодня мы дошли до такого момента, когда отвечать вроде как надо, но в то же самое время отвечать нельзя, да и нечем.

В 1970-е годы в Советском Союзе были популярны книги психолога Владимира Леви. Многие помнят их, наверное — «Искусство быть собой», «Искусство быть другим». В те годы у американцев подобных авторов было полно, а у нас, пожалуй, только господин Леви на пальцах объяснял советским людям основы ролевой психологии.

В частности, господин Леви многое показывал на примере обычного хулигана в подворотне. Он просто хочет вас побить, потому что он так развлекается. Но он никогда не станет бить вас просто так. Как писал Леви, просто так бьют только сумасшедшие, которых за это бьют. Нет, хулиган всегда должен разыграть некую сценку, прелюдию к драке. «Дай закурить», «Э, скока время?», «Ты с какого раёна?» Иными словами, он должен буквально за несколько фраз навязать вам роль жертвы, себе — роль того, кто будет эту жертву бить.

Всё, что мы наблюдаем во внешней политике США много десятилетий подряд, — это глобальная психологическая игра, в которой Америка присваивает себе роль властителя судеб, создателя правил игры, судьи, прокурора и полицейского.

Это типичный голливудский сценарий, но он работает. Большинство соглашается с теми ролями, которые им навязывает Град на холме.

Вот маленькая нищая деревушка. Там живут робкие чумазые крестьяне. Их постоянно терроризирует банда, отбирая последнее. Тут появляется одинокий ковбой. А что же ваш шериф? — спрашивает ковбой. Да какой там шериф?! Такой же крестьянин, ничего не умеет, — отвечают. Ну, ладно. Ковбой вооружает робких крестьян, тренирует их, хоть это и бесполезно, придумывает хитрые ловушки — вуаля, банда разгромлена, главный бандит убит. В благодарность крестьяне отдают ковбою всё, что имеют, включая своих женщин, переписывают на него свои дома и готовы работать на ковбоя до конца своих дней. Но он вовсе не такой же бандит, как те, которые нападали. Он — хороший парень. Просто крестьяне ему настолько благодарны, что и отказаться-то стыдно.

Теперь поставьте вместо крестьян Украину, вместо злой банды — Россию, а вместо ковбоя — США. И вы увидите, как многие в окружающем мире воспринимают нынешний конфликт. Привычка к простым голливудским схемам дает о себе знать.

По идее, когда в наших соцсетях мы насмешливо называем себя Мордором, именуем своего президента Темнейшим или господином Драконом, мы, по сути, принимаем навязываемые нам психологические правила игры. Мы-то здесь оценим иронию, сарказм. Мы-то здесь видим всю примитивность предлагаемых схем. Но мы на этой планете, так сказать, не одни живем. Мы понимаем, что американцы нас не знают и не желают знать.

Что они о нас врут постоянно, что они приписывают нам какие-то дикие вещи — но с удовольствием употребляем такие же дикости, которые американцы приписывают многим арабским странам или, допустим, Северной Корее. Мы с легкостью верим, что где-то там высшие руководители государств травят собаками провинившихся низших, что где-то там живут абсолютные злодеи, и если сами американцы не очень-то и хороши, то где-то там есть люди много хуже.

В некоторых случаях это так, но в большинстве перед нами такая же пропаганда и диффамация. Когда западная пресса пишет, что у нас в Крыму зверствует охранка, мы хихикаем. А когда западная пресса пишет, что охранка зверствует в какой-нибудь Наттимбии, мы охотно верим, ужасаемся и жалеем бедных наттимбийцев.

Это серьезнейшая проблема. Которой у нас системно, похоже, даже и не начали заниматься. Мы не сможем в международных отношениях плодотворно продвигаться вперед до тех пор, пока не найдем способа сломать отточенные ролевые схемы американцев и предложить миру четкое и ясное, привлекательное, но совсем другое распределение ролей. Только тогда вопросов о кремлевских докладах у нас возникать больше не будет.

Ольга Туханина

Источник: Ролевые игры американского ковбоя: пора менять сценарий | Русская весна

Украина: страна победившей ненависти 

Идеологов украинского национализма устраивает любой вариант развития. Главное — большое количество погибших, которых можно заложить в основание алтаря ненависти.

«Госслужба ветеранов» сообщила, что статус ветерана так называемой «АТО» получили более 325 тысяч человек. То есть, треть миллиона граждан Украины являются карателями, участвовавшими в геноциде жителей Донбасса.

Здесь не так важно реальные это цифры или нет. Неважно, выписали такое количество удостоверений или все обладатели удостоверений действительно воевали. К этому количеству можно добавить активистов, волонтеров, спонсоров. Большое количество бизнесменов, особенно представителей малого и среднего бизнеса, оказывали материальную помощь «АТОшникам».

Если сложить все вместе, получится внушительная цифра тех, кто имеют отношение к этой войне. Чем больше людей пройдут через «АТО», тем сложнее потом будет помирить страну. Сколько поколений сменилось после войны на Западной Украине, а потомки до сих пор помнят, кто был в бандеровцах, а кто в ястребках и уничтожал бандеровцев. Семьдесят лет прошло, а их потомки между собой до сих пор не здороваются. Все всё помнят. Ничего не забыто.

Боюсь, так будет теперь и с участниками так называемой «АТО» со стороны Украины и ополченцами со стороны республик. Украинская власть спешно прогоняет через карательную операцию максимум населения, формируя задел на будущее.

В стране победившей ненависти необходимо сформировать как можно больше причин для ненависти на будущее.

Самая большая беда в сегодняшней ситуации это то, что русские убивают русских. Нас в который раз искусственно разделили и столкнули между собой. В прошлый раз, в прошлую гражданскую войну, нас разделили на классы — эксплуататоры и эксплуатируемые. В этот нас разделили по национальностям — русские и украинцы.

Долгое время украинские националисты не имели фундамента под свою идеологию. Поскольку украинцы и русские — это практически один народ, то обосновать своё существование можно было лишь идеологией «Украина — не Россия», как в одноименной книге Кучмы. Обычно национальное самосознание на эмоциональном уровне зиждется на определенном коктейле чувств — любви и гордости к своим и к своему, и нелюбви к чужим. Нелюбви, но не ненависти. В основании самосознания украинского националиста лежит ненависть. Ненависть, в первую очередь, к русским. Ненависть на физиологическом уровне, и она необъяснима.

Русские относятся к украинцам заведомо с симпатией, а украинские националисты к русским заведомо с ненавистью. В Москве стоят и гостиница «Украина», и памятник Богдану Хмельницкому, и это всем нравится, а в Тернополе хотят снести памятник Пушкину.

Я для себя объяснял это патологическое чувство тем, что некоторым людям проще ненавидеть, чем любить.

Ненависть — сильное чувство. Ненависть нужна, чтобы разделить народы. Пытались в основу ненависти положить идею Голодомора, как геноцида русских против украинцев, но делали это так топорно, что идея захлебнулась. До последнего времени для ненависти украинцев против русских не было рациональных оснований. Но это до последнего времени.

Разговаривая с ополченцами, понимаешь, что радости у них от того, что им приходится стрелять в противника, нет. Погибшим солдатам противника у нас обычно не радуются. У ополченцев есть понимание, что большинство из погибших с той, другой стороны — обманутые люди. Бойцы ополчения считают, что смени украинцам программу в телевизоре, и большинство из них поменяют свою точку зрения. Совсем другой подход наблюдается в украинских СМИ.

Украину есть все основания назвать страной победившей ненависти. Я уверен, что такое количество мобилизаций на Украине было нужно лишь для того, чтобы прогнать людей через войну, чтобы замарать в этой преступной авантюре под названием «АТО» как можно большее количество граждан. Я провёл десяток избирательных кампаний. Политтехнологи считают, что если железно склоняешь на свою сторону одного избирателя, то можешь смело считать себе четыре голоса.

У каждого активного избирателя, есть родные, друзья, знакомые, которых он убедит в том же, в чем сам уверен. Люди очень не любят признаваться в ошибках. А в случае участия в «АТО» надо не просто признаться в ошибке, надо признать себя карателем — военным преступником.

Так называемые ветераны «АТО» будут находить все возможные причины, чтобы оправдать себя и продолжать ненавидеть русских и жителей Донбасса.

Обратите внимание на диаметрально разное поведение руководства народных Республик и киевских руководителей при попадании солдат украинской армии в котёл под Иловайском. Со стороны республик делалось все, чтобы потерь было меньше, и окружённым предлагалось выйти через специально созданные коридоры. В свою очередь, командование ВСУ даёт своим подразделениям приказ прорываться с боями. Сейчас потери в украинской армии занижаются из страха перед ответственностью за такое бездарное командование. Киевская власть — это некроманты.

Они используют мертвых, чтобы решать свои задачи — заполучить власть и деньги, удержаться во власти. Они используют погибших, чтобы оболванивать, зомбировать людей, разъединять народы. До тех пор, пока страной управляют некроманты, война не прекратится, а смертей будет все больше и больше.

Идеологов украинского национализма устраивает любой вариант развития. Главное, чтобы было как можно больше погибших. Продолжение «АТО» в Донбассе, столкновения с Россией на Крымской или любой другой границе, война с Россией. Их даже будет устраивать ситуация освобождения Украины российскими войсками.

Главное — большое количество погибших, которых можно заложить в основание алтаря ненависти. Эта задача настолько важна, что ради её решения они согласны даже проиграть.

У нас другая ситуация. Из всех вариантов освобождения Украины для нас идеальный, тот при котором не будут погибать украинцы. Лучше всего, если битва за Украину будет происходить где-нибудь не на территории Украины. Где-нибудь в Сирии, в акватории Южно-Китайского моря, Турции. Боюсь, что только у такого бескровного варианта все меньше перспектив. Сейчас очевидно, что войну можно остановить, только отстранив от власти организаторов войны.

Олег Царёв

Источник: Украина: страна победившей ненависти | Русская весна