«Европейский рай»: эмигрантская доля — счастье или горе? 

Время от времени становлюсь невольным слушателем разговоров на тему: «Ничего хорошего здесь (в смысле в России) не светит, если есть такая возможность, надо “валить за бугор”. Там можно хорошо заработать, там перспективы, и вообще, там можно пожить как белый человек». Короче, там, там, там. Всё там.

Обрывки таких разговоров можно услышать в самых разных местах: магазинах, на остановках, в очереди в МФЦ ли РЭУ. Правда, в последнее время их стало значительно меньше, что не может не радовать.

Жить в местах, где есть работа, за которую платят достойную зарплату, наличествует гарантированное государством социальное обеспечение, расслабляющая атмосфера покоя и комфорта, уверенность в будущем для себя и своих детей — естественное стремление любого нормального человека.

Особенно сильно эти стремления подогреваются на фоне нестабильности в своей собственной стране, как это было у нас в 90-е годы прошлого столетия, или как сейчас происходит на Украине и в некоторых других республиках канувшего в лету СССР. В прибалтийских странах, к примеру, остались практически одни пенсионеры и их внуки, а родители бывают наездами в отпуск или в праздники.

Я сейчас не буду вдаваться в подробности экономических «перспектив» таких стран, поскольку и ежику понятно, что, если трудоспособное население вкалывает на благосостояние чужого государства, своему собственному ничего (кроме жалких крох-переводов на имя родственников) не светит.

Допустим, хохлушка в поте лица трудится на польских клубнично-яблочных плантациях и шлёт матери деньги, а та идёт в магазин и покупает на них импортные (ибо свои производить некому) товары. Будущее такой страны — дикое поле, на котором хаотично торчат заросшие бурьяном развалины былой индустриальной мощи.

«Коллективный Запад», как мы уже хорошо знаем, может только подтолкнуть в пропасть, предварительно выкачав все полезные ресурсы, но отнюдь не будет решать чужие проблемы.

Уехавший из страны человек, если это не временно (так, попробовать поработать, поглазеть на мир), а действительно навсегда решил порвать со своей бывшей родиной и стать гражданином новой, после переезда начинает открывать для себя истины, о которых он не догадывался (или просто не задумывался), принимая для себя судьбоносное решение.

Языковой барьер будет всегда отделять его от коренного жителя, ибо даже относительно свободное владение языком страны пребывания не избавит от акцента, с головой выдающего в нем эмигранта, а значит, у визави-«аборигена» тут же в подкорке сработает сигнал «свой-чужой» и такого доверительного общения, как с сородичем, уже не получится. А зачастую будет сквозить неприязнь, в лучшем случае прикрытая напускной любезностью.

Свежий огурец, попадая в банку с рассолом, хочет он того или нет, со временем становится соленым. Так и каждый из нас, живя в стране под названием Россия, что называется, пропитался русским духом: менталитет, поведенческие нормы, манера общения с друзьями и малознакомыми людьми, вкусовые привычки, особенности выражения радости и горя, специфика выяснения отношений и многое, многое другое не сделают Вас, дорогой эмигрант, своим в той среде, которую Вы променяли на родную (пусть и не такую размеренно-причесанную, но зато простую и задушевную).

Карась никогда не станет коралловой рыбкой, а если его выловить из подмосковного пруда и запустить в теплое и прозрачное Красное море, он всплывёт кверху брюхом. Вы карась, дорогой эмигрант, даже если на новой родине, в целях мимикрии натянули на себя шкурку коралловой рыбки. Это не поможет, так карасем и помрете.

Помню, лет 20 назад по работе общался с одной дамой, которая вышла замуж за немца и переехала жить в небольшой городок на юге Германии, а в Москве бывала наездами. Жаловалась мне на мужа: «Представляете, налил ванну, помылся в ней и кричит мне — иди мойся, вода теплая. Я пришла, а там грязная мыльная пена поверх мутной воды, вот же гад!!!»

Для нас в России такая ситуация — нонсенс, для немцев в порядке вещей: зачем по новой крутить водяной счетчик, если в ванной уже есть вода, да к тому же теплая, хотя и немного грязная? Посоветовал ей на будущее принимать ванну первой, а затем приглашать в нее супруга. Спросил про круг общения там, в Германии — общается она в основном с родственниками мужа, а задушевная подруга одна, тоже русская, живет в соседнем городке.

Не знаю, стоят ли бытовой комфорт и зарплата в евро или долларах того, чтобы задушить в себе русского, дабы попытаться стать своим среди чужих? Каждому решать самому, но я уверен, не получится! Вся Европа тому в подтверждение: покрыта нарывами-анклавами, в которых кучкуются переехавшие из стран третьего мира соплеменники, не горя желанием к ассимиляции в принявшей их стране.

Да и захочется ведь хоть иногда постоять в Православном храме на литургии, облегчить на исповеди загаженную грехами душу нашему русскому священнику, притом на нашем же русском языке, а не какому-нибудь католическому кюре или протестантскому пастору, который вряд ли в состоянии понять этого странного русского. Одно материальное благополучие не панацея и от тоски не спасает.

Поэтому, пока не сделали окончательный выбор, подумайте еще раз! За глянцевой картинкой «европейского рая» большинство ждут много всяких «вкусностей», о которых Вы и не подозреваете, и от которых у Вас вскоре начнется несварение желудка. Впрочем, решать, конечно, Вам.

 

Олег Кураев

 

Источник: «Европейский рай»: эмигрантская доля — счастье или горе? | Русская весна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.